Ловчие птицы — на страже экологии

С 15 января на мусоросортировочном комплексе в Новочебоксарске появились три новых сотрудника: Альфа, Бета, Гамма – два ястреба-тетеревятника и сокол.

Ловчие птицы – на страже экологии

Еще совсем недавно жители близлежащих территорий жаловались на тучи ворон и галок, которые атаковали полигон: огромные стаи птиц кружили над окрестностями Новочебоксарска, галдели, питались отходами и пачкали всё своими экскрементами. Численность пернатых достигала почти четырех тысяч особей, мусоросортировочный комплекс был крайне привлекателен для них: здесь фракция содержит остатки пищи. Как оказалось, в Новочебоксарске «столовались» не только местные, но и залетные гастролеры из Татарстана и Марий Эл.

В АО «Управление отходами» всегда проходит большое количество проверок, компания старается по мере возможности решать проблемы и тем самым создает новые стандарты в организации обработки отходов. Для решения проблем с птицами нашли оригинальный выход: впервые в России мусоросортировочный комплекс от воронья оберегают ловчие птицы. За границей такая практика широко распространена, но в нашей стране пернатые хищники охраняют только Московский Кремль, несколько аэропортов и ряд крупных зернохранилищ.

Ястребов и сокола не покупали, а пригласили: Альфа, Бета и Гамма – собственность Союза любителей соколиной охоты и охраны хищных птиц «Русский сокол», контракт на присутствие птиц на полигоне подписан на два года. Вместе с ними в Новочебоксарск из Казани прибыл и президент этой некоммерческой организации – доктор биологических наук Ильдар Еналеев. Он смотрит за птицами, ежедневно фиксирует, как они ведут себя на объекте, и пишет научную работу.

Таким образом, филиал АО «Управление отходами» в Новочебоксарске является площадкой научно-биологического эксперимента, который впервые проводится на территории страны.

Ловчих птиц используют в качестве биологических репеллентов, то есть для отпугивания стайных птиц – ворон, галок – от мусора, чтобы они здесь не концентрировались. Врановые пернатые являются разносчиками заразы и инфекционных болезней, передаваемых от животных к человеку. То есть если стайные птицы покормились на этих пищевых отходах и перелетели на молочно-товарную ферму, то они могут занести туда инфекцию. Проблема с птичьим гриппом тоже актуальна: если эта болезнь попадет на территорию, например, птицефабрики, будет уничтожено всё поголовье.

Служебные птицы просто присутствуют на мусоросортировочном комплексе, им даже необязательно летать и ловить галок и ворон. Орнитолог с хищником на плече каждые два часа делает обход территории. Если вдруг небольшая стая собирается залететь полакомиться отходами, достаточно одного крика хищника – и птицы сразу разворачиваются.

«Когда ловчие птицы голодным взглядом смотрят на стаю, вороны и галки это чувствуют, понимают и начинают избегать данную территорию. Эта зона становится для врановых птиц опасной, и они ищут другие места кормления.

Главный экологический принцип соблюден: птицы не истреблены, а естественным образом в связи с сокращением легкого доступа к корму улетели отсюда и точно не будут гнездиться здесь весной. То есть мы их не травим, не отстреливаем, природа сама всё решает», – рассказывает Ильдар.

Однако если не совершать регулярные обходы, то через пару дней пернатые разведчики донесут, что территория свободна, и на третий-четвертый день часть этой огромной стаи может снова появиться в Новочебоксарске. Птицы в любом случае прилетают сюда маленькими партиями и постоянно проверяют, тут хищники или нет, есть корм или нет, и сообщают друг другу об этом. По каким каналам – науке еще неизвестно, есть масса гипотез, может быть, через какие-то телепатические биополя. Птицы гораздо умнее, чем мы думаем.

Специально для крылатых сотрудников соорудили три вольера, причем для сокола есть специальный стул, для ястребов – ширмы. У стула обязательно должна быть неровная поверхность, чтобы естественным образом массировать лапы птиц. Ильдар поведал нам, что вообще-то кормит своих подопечных курятиной и говядиной, но специально к нашему приходу подготовился: поймал на специальную ловушку ворону, чтобы продемонстрировать нам процесс еды, так сказать, в антураже.

«Альфе года еще нет, Бете уже три года, Гамме два. Они достаточно молодые: в неволе такие птицы живут лет десять-пятнадцать, соколы вообще могут до двадцати, но в природе, естественно, меньше.

Почему их три? Это оптимальное количество, для данного объекта хватает. Все птицы – редкие, охраняются законом, разводятся в питомнике, потом их продают для соколиной охоты и биорепеллентаторам».

Сокол из прибыл из Екатеринбурга, тетеревятники отловлены на территории Татарстана. Правда, одного сокола нам не удалось увидеть – он уехал в Казань на плановый весенний медосмотр, так как птица дорогая и состояние ее здоровья на особом контроле. Сокол отличается от ястреба тем, что у него абсолютно черный глаз. У арабов есть красивая древняя пословица: «Счастье мужчины Аллах спрятал в двух местах – в седле коня и глазе сокола».

Кстати, тетеревятники водятся и в Чувашии, их также можно отловить, но для охоты и биорепеллентации птиц надо дрессировать. А чтобы их правильно воспитать и содержать, Ильдар разработал специальный курс в Тимирязевской академии, где он преподает.

В птичьей стае даже в тысячу особей каждая галка или ворона индивидуальна, они друг друга знают «в лицо». Социальная структура стаи тоже очень сложная: есть менее и более пугливые особи, доминирующие, разведчики – всё как у людей. Экспериментально доказано, что пернатый хищник несет прямую угрозу жизни, в отличие от искусственных репеллентов: стрелялки, пугалки, муляжи, даже радиоуправляемые модели хищной птицы стайные птицы быстро рассекречивают, понимают, что это неживое. Поэтому охрана мусорсортировочного комплекса ловчими птицами – самый эффективный и экологический метод.

Обсудить на форуме