Прокурор попросил 3,5 года общего режима для охранника из «Космоса»

7 февраля в Ленинском райсуде прошли прения – это когда прокурор и адвокаты в последний раз объясняют суду, почему подсудимых нужно признать виновными или оправдать.

Зал, набитый практически до отказа (близкие пришли и со стороны погибшего Александра Комиссарова, и со стороны сотрудников «Космоса»), услышал две совсем разные интерпретации трагических событий.

О чем речь?

15 августа 2017 в ночном клубе «Космос» погиб 35-летний Александр Комиссаров. Его гибель вызвала большой резонанс. Как в чебоксарском клубе «убивают посетителей» (цитата), обсуждали на федеральном канале. В ту ночь Александр отдыхал в клубе с братом и его женой. Конфликт произошел из-за потерянного гардеробного номерка. Работники клуба уложили Александра на пол и держали лицом вниз, мужчина погиб – как показала экспертиза, захлебнулся рвотными массами.

Одним из главных доказательств по делу является видеозапись с камер наблюдения. К сожалению, в открытом доступе есть только вот эта нарезка, на которой, по сути, ничего не видно. У суда, конечно, были полные записи с нескольких камер.

Обвинение

Первым взял слово прокурор. Вина подсудимых доказана, заявил он и предложил вспомнить видео. Перед тем как Александр был уложен на пол, видно, что он не настроен драться: на плече сумка, в руках бутылка пива (которая потом упала и разбилась). Конфликта можно было бы избежать, просто отпустив компанию на улицу, они же собирались уйти. Но нет.

Спустя две минуты после того как Александра прижали к полу, он вообще перестал двигаться, не то что оказывать сопротивление. Он уже не представлял никакой опасности, это видно на записи. Если бы сотрудники были внимательнее, если бы просто спросили, успокоился ли он, как его состояние, трагедии можно было бы избежать.

При этом Евгеньев (тот, что пониже) – квалифицированный охранник четвертого разряда, прошедший физическую и психологическую подготовку. Он имеет право применять силу в оговоренных законом случаях, но в этот раз основания для применения такой силы не было. Со слов прокурора, на вопрос, зачем держать парня так долго, подсудимые ответили, что всегда удерживали таких клиентов до приезда полиции, но это не ответ квалифицированного охранника, возмущается гособвинитель.

Что касается Захарова – помощника администратора (тот, что покрупнее), у него вообще не было полномочий применять силу. Что бы ни говорили в администрации клуба про внутренние документы, закон такого не предусматривает.

Но он способствовал совершению преступления, удерживая Александра в районе поясницы, Евгеньев давил на заднюю часть грудной клетки коленом, не давая повернуть голову. Их действия привели к смерти Комиссарова, так что прокурор попросил признать обоих виновными.

Евгеньева (охранника) обвинение требует приговорить к 3 годам и 5 месяцам колонии общего режима, Захарова (помощника администратора) – к 3 годам колонии общего режима.

Сотрудники клуба говорят, что усматривали в действиях Александра угрозу общественному порядку. Но он не вел себя агрессивно, а пытался уладить конфликт и даже готов был заплатить за утерянный номерок. И вообще молодые люди пришли отдохнуть – не надо исключать эмоциональную составляющую.

Даже если и были основания для применения охранниками силы, по закону они обязаны были отчитаться, направить материалы в полицию и прокуратуру. Этого не было сделано – значит, они пытались скрыть этот факт, считает прокурор.

Также гособвинитель подчеркнул, что не оценивает поведение спутников погибшего Александра – только его самого.

Защита

Евгеньев (тот что пониже, охранник) частично признал вину в гибели Комиссарова, но отрицал превышение полномочий. Захаров (помощник администратора, тот, что покрупнее) отказался от прошлых показаний и вину отрицал. И выступления их адвокатов изрядно различались.

Защитник Евгеньева указывал, что конфликт спровоцировали не сотрудники клуба, а сами молодые люди. Что насилие к погибшему могли применять и другие сотрудники, но судят Евгеньева. Подчеркнул, что Евгеньев давил только на плечо, не на голову. Сотрудники клуба не превышали полномочий, лишь делали то, что необходимо – если бы парня отпустили, он бы снова начал буянить. Никаких спецсредств к нему не применяли, хотя могли. Так в чем превышение полномочий? Кроме того, сама статья подразумевает умышленные действия, а были ли они? – задался вопросом адвокат.

По мнению защитника, обвинение не доказало, что действия этого охранника привели к смерти Александра Комиссарова. Но Евгеньев признает вину в причинении смерти по неосторожности. Защитник попросил учесть смягчающие обстоятельства (наличие ребенка), отношение подсудимого к преступлению, поведение других участников конфликта и назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

В интерпретации адвоката Захарова (помощника администратора) история больше напоминала боевик. Его подзащитный не сделал ничего противозаконного и его нужно оправдать. – Как и Евгеньева, но защищать второго подсудимого ему не разрешили, у того есть свой адвокат.

Если прокурор в большей части ссылался на видеозапись, адвокат Захарова – на показания свидетелей. Он подчеркнул, что Комиссаровы были «навеселе» (что не является преступлением, заметил прокурор).

Во время пребывания в кафе (так адвокат назвал «Космос») брат погибшего ударил с ноги боксерскую грушу, показав, что умеет делать шпагат и владеет приемами из области восточных единоборств. Кроме того, в эту ночь у него также был конфликт с одним из посетителей (задел кого-то ногой).

Затем случился конфликт с гардеробщицей из-за номерка. Из ее показаний следует, что погибший грубил, нецензурно выражался.

В компании с братьями Комиссаровыми отдыхал их товарищ: «Молодой красивый парень крепкого телосложения, видно – боец, какие выступают в бойцовских клубах». Во время конфликта он сцепился с одним из сотрудников клуба.

Адвокат утверждает, что Комиссаровы и компания вели себя агрессивно, орали, угрожали, что сейчас «положат тут всех» (и сотрудники клуба восприняли угрозу реально). Посетителей клуба предупредили, что будет применена физическая сила, но они боролись. И погибший после того как его уложили все-таки оказывал сопротивление, заявил защитник.

Финал его выступления был настолько фееричным, что необходимо его процитировать.

– Захаров выполнял долг гражданина по пресечению противоправных действий. Так должен поступать каждый гражданин. К сожалению, в последнее время этого не происходит. Человек лежит, не подходят. Почему? Потому что у нас практика пошла. Человек лежит, потом оказывается, что это сотрудник полиции, потом грабежи пошли. Сейчас всё это прекратилось. Оказывается, раскрываемость улучшают сотрудники полиции.

Захаров не испугался, подошел, проявил себя как достойный гражданин, никаких противоправных действий я не вижу. Можно было бы находиться в стороне и ничего не делать, и он был бы хорошеньким. Со стороны сотрудников ЧОП противоправных действий не было, они действовали согласно закону, вызвали полицию, а когда увидели, что с погибшим несчастье, сразу вызвали скорую помощь. Прошу в отношении Захарова вынести оправдательный приговор, поскольку в его действиях состава преступления я не вижу.

В ответ адвокат потерпевшей стороны отметил, что погибший вряд ли выразил бы благодарность за такой «человеческий поступок».

Последние слова

На этом судебный процесс подошел к концу. Подсудимые выступили с последним словом, родственники погибшего – с последней репликой.

Брат погибшего: С гособвинителем согласен. Хочу добавить от себя: такой резонанс этот случай получил из-за нескольких обстоятельств. Обвиняемые не попытались до сих пор извиниться передо мной и матерью, не пытались помочь. В прессе было написано, что тело лежало на улице из-за того, что клуб сразу после ЧП не закрылся.

Все знают, что брат был положительным, добрым, справедливым человеком. Ценой жизни он прекратил беспредел охранников. Клуб закрыли. Хотелось бы, чтобы подсудимые понесли наказание по полной строгости закона.

Адвокат стороны потерпевших: Погиб человек, брат, друг, сын, поэтому сегодня здесь полный зал. Эти обстоятельства говорят, что человек был хороший. На самом деле из-за какого-то номерка произошла смерть человека. Всё это нелепо, всё не вяжется, нужно было просто проявить человеческую внимательность, просто посмотреть – как он себя чувствует, обратить внимание на него.

Не бояться за свою жизнь: сотрудники полиции рискуют своей жизнью, лезут под пули, охрана тоже наделена определенными полномочиями, должна смотреть за посетителями, заботиться не о своей безопасности, а о безопасности посетителей. Мы согласны с прокурором в квалификации преступления.

Охранник Евгеньев: Я хотел извиниться перед родителями погибшего. Знаю, что извинения ничем не помогут и сына не вернут, что я ничего уже не изменю, но все-таки прошу прощения. Прошу суд не наказывать строго, у меня маленький ребенок, жена в декретном. Я сам рос без отца и знаю, что такое расти без отца. Прошу оставить меня рядом с сыном.

Помощник администратора Захаров: от своего прошлого выступления отказываюсь, не признаю вину, мои действия никак к смерти не могли привести. Люди, которые сидят на ногах и держат руки, – от таких действий люди не умирают. Если бы чувствовал вину, я бы обязательно раскаялся с самого начала.

В понедельник, 12 февраля, в 9 утра судья зачитает приговор.

Обсудить на форуме