Дело экс-мэра Чебоксар Ирины Клементьевой в деталях. За что ей дали 5 лет колонии общего режима?

Первые два уголовных дела на Ирину Клементьеву как генерального директора АО «Страховая компания «Чувашия-Мед» завели 18 мая 2017 года. Меньше чем через год их было уже 10, потом – 11. Потом часть эпизодов объединили. Следствие и судебный процесс заняли два года. 21 июня судья Ленинского районного суда Маргарита Тимофеева зачитывала приговор в течение восьми часов, всё это время нельзя было садиться, только стоять.

Процедура долгая, так как по правилам необходимо озвучить все детали: помесячно перечислить зарплаты каждого замешанного в деле сотрудника, указать цены каждой незаконно переданной или купленной единицы мебели и тому подобное. Это заняло большое количество времени. В какой-то момент сама Клементьева взвела глаза к потолку и прошептала: «О, дурдом!».

В целом она держалась стойко, в перерывах улыбалась, спокойно разговаривала с журналистами (родные и друзья на оглашение не пришли). Казалось, ареста в зале суда она точно не ожидала: была нарядно одета, с золотой цепью на шее и часами на руке. У нее не было с собой пакета с вещами, только дамская сумка. Лишь под конец, когда услышала, что суд видит в качестве меры наказания только лишение свободы, нервы сдали. «Это смерть!» – произнесла она и уже не смогла успокоиться.

Итак, суд рассмотрел пять эпизодов, связанных со злоупотреблением полномочиями и растратой в крупном и особо крупном размере.

Учредитель «Чувашия-Мед» – чебоксарское Горкомимущество, которым руководит Юрий Васильев, он же значится председателем Совета директоров предприятия. И именно по его заявлению от 17 мая следственный комитет завел уголовные дела на Клементьеву уже на следующий день. Васильев попросил проверить должностных лиц «Чувашии-Мед», так как подозревал, что они своими действиями нанесли убытки в размере 13,9 млн рублей, и указал конкретно на Ирину Всеволодовну, которая возглавляла страховую компанию с 1997 года и оставалась руководителем, даже будучи избранной главой города 29 ноября 2016 года.

По уставу Клементьева не могла самостоятельно заключать сделки, если их стоимость выше 25 % балансовой стоимости всех активов и если она имела в них личную заинтересованность. В таких случаях сделка должна быть одобрена Советом директоров или общим собранием акционеров. Некоторые контракты вызывали сомнения.

Создание «Берегини»

Как удалось выяснить следствию, началось всё в 2010 году. Тогда Клементьева убедила Совет директоров «Чувашии-Мед» в необходимости купить здание по улице Волкова, 4 и создать там медицинский центр по оказанию услуг по ДМС. Мол, это поможет выручить дополнительный доход от оказания платных медицинских услуг, в том числе вип-клиентам. Это соответствовало целям страховой организации, и решение одобрили. Здание купили за 16,5 млн руб., еще 10,5 млн вложили в ремонт и покупку мебели.

С 2011 по 2017 год «Чувашия-Мед» неоднократно заключала договоры с ООО «ЧОП «Броня» об охране объектов страховой компании, в том числе здания на Волкова. 1 января 2012 года 379 кв. м там отдали в аренду ООО «ИКАР-1». Этот бизнес принадлежит Александру Решетову, бывшему супругу Ирины Клементьевой (они развелись в 2017 году). Еще 7,6 кв. м сдали общественной организации «Семья».

Комиссия, которую следствие привлекло для экспертной оценки, пришла к заключению, что покупка здания была нецелесообразной. Общая сумма вложений в здание – 29 млн 560 тыс. руб. Охрана, коммуналка, уборка не покрывались арендными платежами. «Чувашия-Мед» занимала там всего 25 кв. м при общей площади помещений 512,5 кв. м. Расходы на коридоры, лестницы не распределялись среди организаций. «ИКАР-1» как самый крупный арендатор платил в среднем 100 тысяч рублей в месяц. За 2013-2016 годы это принесло «Чувашии-Мед» прибыль всего 3,4 млн рублей.

Медицинский центр под названием «Берегиня» в здании был создан, но был подконтролен ООО «ИКАР-1». Тем не менее в 2012-2013 годах Клементьева заключала от имени «Берегини» договоры по разработке сайта для медцентра на сумму 33 тысячи рублей. 28 мая 2012 года она выделила средства из резерва предупредительных мероприятий в размере 468 810 руб., а 24 декабря 2013 года – в размере 1 млн 65 тыс. руб. На эти деньги было куплено медицинское оборудование якобы для предупреждения внезапного наступления страховых событий. Но суд пришел к выводу, что оборудование не могло быть использовано в таких целях.

Комиссия, в которую среди прочих входили руководитель Горкомимущества Юрий Васильев и ныне уволенный заместитель Ладыкова по экономике и финансам Надежда Колебанова, провела проверку и выявила, что офис по выдаче ДМС на Волкова, 4 создан не был. 6 апреля 2017 года в рамках следственных действий был записан разговор Клементьевой с некой Спиридоновой. В нем упоминается, что на всякий случай на седьмой год существования в больнице повесили объявление, что в «Берегине» производится выдача полисов. Также выявлено, что в «Чувашии-Мед» фиктивно трудоустраивали сотрудников.

Шесть сотрудниц

С 17 сентября 2011 года по 26 октября 2016 года в «Чувашию-Мед» были трудоустроены шесть специалистов, которые, по версии следствия, на самом деле не работали в страховой компании. Документы, частично подтверждающие этот факт, были найдены 18 мая 2017 года во время обыска на даче Решетова.

В своих показаниях свидетель Гинзбург рассказывала, что пришла устраиваться на работу в «Чувашию-Мед», встретилась с заместителем директора, он предложил ей работу в «Берегине». С Клементьевой она не разговаривала. В процессе работы узнала, что будет трудоустроена в «ИКАР-1». Работала с 8 до 17 часов, принимала пациентов с полисами ДМС и ОМС, а также в частном порядке: в 26 кабинете – вип-клиентов (директоров, депутатов), в 24-м – остальных. В должностных инструкциях ее должность называлась «врач-организатор», но по факту она выполняла функции терапевта, никаких организаторских полномочий у нее не было. Считала, что «Чувашия-Мед» и «Берегиня» – это одно и то же. Зарплату Гинзбург получала на карту от «Чувашии-Мед» (17 тысяч рублей) и от «ИКАР-1» (3,5 тысячи рублей), где числилась на четверть ставки.

Свидетель Смирнова являлась врачом-экспертом и по договору ГПХ работала в «ИКАР-1», вносила в компьютер данные медицинской документации. Про «Берегиню» давала путаные показания. Сначала думала, что это сервисный центр страховой компании, затем, что «Берегиня» не имеет отношения к «Чувашии-Мед».

Материальный ущерб, нанесенный «Чувашии-Мед», в связи с выплатой зарплат шестерым сотрудницам с учетом отчисления страховых взносов, составил 6,26 млн руб.

Клементьева вину в вышеназванных действиях не признала. Сказала, что особых условий для «ИКАР-1» не создавалось.

«Договор с «ИКАР-1» был заключен намного позднее, чем с ЧОП «Броня». В аренду здание «ИКАР-1» не передавалось. В здании на Волкова, 4 осуществлял работу отдел добровольного медицинского страхования. Деньги оттуда забирались один раз в неделю. На время хранения денежных средств нужна была сигнализация. У «ИКАР-1» не было надобности в сигнализации, так что не было оснований обязать их ее оплачивать. В здании находился сервисный центр, где выдавались полисы ДМС, находились врачи-организаторы, врачи-эксперты. Шесть сотрудниц являлись сотрудниками страховой компании и в полной мере выполняли все возложенные на них обязанности. Ничто не мешало им работать в других местах по совместительству без ущерба для основной работы. Сайт был создан с целью продвижения услуг страховой компании по ДМС. «ИКАР-1» никакого отношения к сайту не имел, в договоре 2013 года нет упоминания «Берегини». Деньги из резерва предупредительных мероприятий ООО «ИКАР-1» не получало, а переводило поставщикам. ООО «ИКАР-1» отчиталось за приобретение медицинского оборудования точно так же, как и другие медицинские предприятия в аналогичных случаях», – процитированы слова Ирины Клементьевой в приговоре.

Такую позицию суд расценил как «попытку избежать уголовной ответственности за совершённое деяние, так как виновность в совершении преступления подтверждается совокупностью согласующихся между собой доказательств».

Сделка без разрешения

Отдать в аренду «ИКАР-1» помещение по адресу Волкова, 4 Клементьева могла только с разрешения Совета директоров «Чувашии-Мед», так как имела личную заинтересованность в сделке с мужем. Суд решил, что она распорядилась имуществом по своему усмотрению. Первый контракт действовал с 1 января по 29 декабря 2012 года. За нежилое помещение площадью 373,79 кв. м была выставлена цена 68,6 тыс. руб. без учета НДС и коммунальных расходов – при средней рыночной стоимости 117,5 тыс. руб. с учетом НДС и коммунальных расходов. Потом было еще два контракта с заниженной примерно в два раза ставкой. Последний контракт предоставлял помещение в аренду до 2023 года.

Ущерб от этих действий за все годы составил 3,5 млн руб. Это не соответствовало достижению основной цели страховой компании – извлекать прибыль от своей деятельности, а значит, подрывало ее авторитет в глазах общественности и учредителя, заключила судья.

Также «Чувашия-Мед» закупила мебель на 686,7 тыс. руб. для оснащения «Берегини» и безвозмездно передала ее «ИКАР-1». С 2013 по 2016 годы были сделаны закупки еще на 445,3 тыс. руб. Когда судья Маргарита Тимофеева принялась перечислять предметы интерьера от шкафов с антресолями до светодиодных лент и дозаторов для мыла, подсудимая вновь взвела глаза к потолку. В перерыве она высказалась в том духе, что кто-то миллиарды ворует, «а меня за гирлянды судят!».

На мебели покупки не закончились: за 2,1 млн руб. было приобретено медицинское оборудование, а затем отдано в аренду компании Решетова с последующим правом выкупа. Ставка была занижена и составляла в разные годы 35-37 тысяч рублей, притом что средняя рыночная стоимость была в два раза выше. Совокупный ущерб за аренду помещения, покупку мебели и оборудования составил 5,9 млн руб.

В этих деяний Клементьева также вину не признала, утверждая, что действовала в интересах «Чувашии-Мед». Совет директоров знал о ее родственных отношениях с Решетовым. Стоимость за аренду не занижалась, убытки от этой сделки СК не понесла. Мебель безвозмездно не передавалась. И вообще она не занималась учетом материальных ценностей стоимостью до 40 тысяч рублей. Суд ей не поверил.

Экспертная проверка показала, что по договорам аренды помещения «Чувашии-Мед» нанесен материальный ущерб 3,9 млн руб. Передачу мебели на неопределенный срок Клементьева документально списала на затраты страховой компании, завуалировав таким образом сделку по аренде этого имущества, – что составило ущерб 715 тыс. руб. За аренду медицинского имущества по заниженной ставке – ущерб 1,7 млн руб. По результатам внеплановой проверки в апреле 2017 года протокол с согласием Совета директоров на сделку с «ИКАР-1» отсутствует.

Земельный вопрос и командировка в Казахстан

Неразбериха произошла и с земельным участком, на котором находится здание по адресу ул. Волкова, 4. По версии следствия, он был отчужден от «Чувашии-Мед» в пользу супруга Клементьевой. Выяснилось, что 23 ноября 2013 года она от имени страховой компании без уведомления Совета директоров заключила договор с матерью главного бухгалтера «Чувашии-Мед», фактически предоставив Решетову земельный участок площадью 1777 кв. м по заниженной стоимости 1,5 млн руб. Клементьева вину не признала, сказав, что закон не нарушила, а стоимость была установлена оценщиком. Материальный ущерб оценен в 2,7 млн руб.

Последний эпизод касался командировки в город Актау (Казахстан). В 2014 году там проходила Международная конференция городов Всемирного наследия Евразии. Ирина Клементьева отправилась туда как заместитель главы города Чебоксары, но все расходы, порядка 100 тысяч рублей, оплатила страховая компания, что никак не стыкуется с ее деятельностью. Подсудимая и здесь свою вину не признала, но в перерывах делилась, что финансовый вопрос здесь вечный: муниципальным депутатам не платят зарплату из бюджета, не оплачивают поездки, а деньги на них находить откуда-то надо.

С единым умыслом, с целью улучшить материальное положение своей семьи…

Клементьева ранее не была судима, по месту жительства и на работе характеризуется положительно. На судебных заседаниях свидетели со стороны защиты рассказывали, что она активно принимает участие в общественной жизни города, оказывает благотворительную помощь гражданам и организациям. Когда экс-главе города смягчили меру пресечения с домашнего ареста до запрета определенных действий, она тут же отправилась на заседание ЧГСД, выходила на шествие 1 мая.

Суд учел эти характеристики, а также то, что материальный ущерб был частично возмещен Решетовым, а у Клементьевой есть хронические заболевания. Но посчитал, исходя из длительности противоправного поведения и корыстных мотивов, что исправить ее сможет только изоляция от общества.

Назначено наказание:

  • по ч. 4 ст. 160 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» по первому эпизоду – 4 года лишения свободы
  • по ч. 1 ст. 201 УК РФ «Присвоение или растрата» по второму эпизоду – 2 года лишения свободы
  • по ч. 1 ст. 201 УК РФ по третьему эпизоду – 2 года лишения свободы
  • по ч. 4 ст. 160 УК РФ по четвертому эпизоду – 3 года 10 месяцев лишения свободы
  • по ч. 3 ст. 160 УК РФ по пятому эпизоду – 3 года лишения свободы

Окончательное наказание назначено путем частичного сложения наказаний – 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Срок исчисляется с 21 июня 2019 года. В зачет также пойдет время нахождения под домашним арестом с 16 июня 2017 года по 15 января 2019 года (из расчета один день под арестом за один день лишения свободы) и время нахождения под запретом определенных действий с 16 января по 20 июня 2019 года (из расчета два дня нахождения под запретом за один день лишения свободы).

Материальный ущерб, причиненный преступлениями Клементьевой, составил 22,9 млн рублей, из них хищение в ОАО «СК «Чувашия-Мед» – 20,5 млн рублей. Его нужно будет возместить в полном объеме.

Арестованные денежные средства в размере свыше 40 тысяч рублей, три квартиры и три земельных участка сохранят до разрешения гражданского иска.

Обсудить на форуме