Году Театра посвящается: любовь не на сцене, а в жизни

В праздник всех влюбленных 14 февраля нам захотелось лирики и историй о любви. Этот год у нас проходит под знаком театра, так что мы попросили рассказать о своем семейном счастье супружеские пары, которые служат сцене.

Данил Салимбаев и Юлия Рункина

Данил – художественный руководитель балетной труппы Чувашского государственного театра оперы и балета, Юлия – солистка труппы.

Если это не секрет, расскажите, как вы познакомились?

Данил:  Это вообще не секрет: когда я был директором балетной труппы в консерватории в Санкт-Петербурге, Юля пришла к нам просматриваться, и я взял ее на работу.

Это была любовь с первого взгляда?

Данил:  Со второго, потому что присматривались долго.

Сколько лет вы уже вместе?

Юлия: Больше десяти. Нашей дочке сейчас семь, будет восемь в мае.

То, что вы – муж и жена, мешает или нет в работе?

Данил: Это создает определенные сложности. Могу сказать, что Юля для меня – последняя инстанция. То есть если катастрофа и никто уже не может что-то сделать, я бегу и прошу сделать это Юлю, ввожу в последний момент в спектакль.

Но, наверное, и требования к ней строже?

Данил: Естественно, строже, даже скорее больше не с моей стороны, а со стороны окружающих. Такая обоюдоострая ситуация.

Юлия: Если шутя говорить, то много танцуешь – ты виновата, если мало – тоже виновата.

Данил: Нужно постоянно соблюдать баланс. Так что сложностей, конечно, достаточно, но справляемся, хотя в большей степени в ущерб карьере супруги.

А вы ее отпускаете к другим постановщикам? Или Юля только у мужа танцует?

Данил: Конечно, отпускаю. Это же работа, она танцует в разных спектаклях, не только в мною поставленных.

У вас в театре есть еще супружеские пары?

Данил: Есть, конечно: и семейные пары, оформившие свои отношения, и те, кто живут гражданским браком. Я считаю, что это скрепляет коллектив.

Это связано с тем, что люди сначала на сцене играют любовь, а потом переносят отношения в жизнь?

Данил: Очень часто влюбленность возникает в процессе работы.

Юлия: Просто мы очень много времени проводим в театре, почти нет шансов встретить кого-то еще.

Данил: Среда очень замкнутая, закрытая, поэтому в основном все знакомятся тут.

Юлия: Хотя есть у нас другие случаи. Ольга Сапаркина-Васильева вышла замуж, и ее избранник абсолютно не связан с балетом. Они сошлись на почве общих интересов. Сейчас у них появился ребенок, стало сложнее из-за садика, детских болезней, но им помогают бабушки. У нас вот, например, в Чебоксарах нет ни одной бабушки.

Данил: Да, одна в Санкт-Петербурге, другая в Перми, поэтому мы справляемся самостоятельно, практически с первого года жизни нашей дочери.

Сейчас, наверное, полегче стало?

Юлия: С одной стороны – да, а с другой стороны – вот Агата пошла в школу, теперь добирается до театра самостоятельно. Так или иначе ей приходится преодолевать препятствия в виде троллейбусных остановок, оплаты проезда и всего остального.

Данил: Иногда просто без вариантов: ни я, ни Юля не успеваем ее встретить.

Зато это учит ее самостоятельности.

Данил: Ага, она становится самостоятельной, а мы седеем на глазах.

Юлия: Есть телефоны, но иногда мобильный не ловит. Или ты на сцене, у тебя репетиция, а тут звонит дочь: «Я не туда ушла!». А ты никуда не можешь сорваться и пытаешься ее пошагово направлять, работать навигатором.

Недавно у вас были гастроли, вы брали Агату с собой?

Данил: Нет, Юля остается здесь.

Юлия: С появлением Агаты я невыездная.

Данил: Юле приходится жертвовать очень многим, больше, чем мне, в любом случае. Так сложилось, другого выхода у нас нет.

Наверное, творческие люди и влюбляются легче?

Данил: Зря вы так думаете, люди они везде люди. Всё в принципе одинаково, может быть, просто интересы другие.

Юлия: Кстати, мы никогда вместе не танцевали. Мне первое время очень тяжело было перейти с «вы» на «ты», у меня в голове это не укладывалось.

Данил: Семейным парам достаточно сложно работать вместе. Любая претензия воспринимается не как профессиональное замечание, а как что-то личное. Очень сложно разделить. И репетировать очень сложно.

Юлия: Естественно, ты стараешься в тысячу раз больше, чем на другой репетиции, поэтому обидно, если не получается или не удается. Хочется, чтобы тебя простили и поняли.

Леонид и Людмила Казимир

Леонид и Людмила – артисты Русского драматического театра.

Сколько лет вы уже вместе?

Людмила: Уже больше десяти.

Как вы друг друга заметили? Была ли это любовь с первого взгляда?

Леонид: Людмила играла в спектакле «Дядя Ваня», и меня настолько поразили ее актерская игра и талант, что я понял: вот! это она!

Людмила: Получается, что сперва Леонид полюбил меня как актрису, а потом как женщину.

Леонид: Обычно влюбляются в какой-то образ, а тут оказалось, что в жизни еще лучше, чем на сцене, еще богаче, еще многограннее.

Людмила: У меня всё было немножко по-другому. Я даже не знала, что он в театре работает. Сначала я познакомилась с его мамой, она работала осветителем в театре, я думала, ей лет тридцать, а потом узнала, что Леонид – ее сын. Я была изумлена, потому что она очень молодо выглядела. Потом Леня очень красиво ухаживал: дарил цветы, подарки, и, наверное, меня это подкупило. Он деликатный, внимательный, добрый, мне кажется, любой женщине нравится, когда за ней красиво ухаживают.

Вы часто встречаетесь на сцене, часто играете вместе?

Людмила: Я бы сказала, нет. Наверное, дело в том, что в нашем театре два основных режиссера, и один отдает предпочтение мне, другой чаще берет Леню. И мы встречаемся пару раз: в сказке и новом спектакле «Ужин по-французски».

Вам приходилось играть на сцене любовь?

Людмила: Вот в «Ужине по-французски» мы играем супругов, но это не любовь, просто супружеская пара.

Леонид: А помнишь спектакль «В поисках радости»?

Людмила: Ну, да, в этом спектакле по образу ты был влюблен в девушку, мою героиню. А я наоборот – нет.

Леонид: Я был каким-то стилягой, франтом.

Людмила: А я такая правильная советская девушка.

Вашей работе не мешает то, что вы муж и жена?

Людмила: Нет, напротив, помогает.

Леонид: Мы знаем всю кухню, всю специфику. Допустим, если человек работает в театре, а его супруг или супруга нет, то второй половине физически трудно его понять.

Людмила: Обычный человек отстоял на заводе у станка, пришел домой и забыл про работу. У нас же всё наоборот: ты вернулся домой после репетиции, а у тебя всё варится в голове, ты думаешь, переживаешь. И если меня партнер не будет понимать, мне будет трудно. А мы с Леней в одной профессии, знаем все нюансы, это сближает.

Дома репетируете что-то вместе?

Людмила: Ой, нет. Мы договорились, что дом – это дом, мы не обсуждаем работу, какие-то театральные сплетни – ничего.

Леонид: О работе говорим только на работе.

Получается разделять?

Леонид: Да, дом – это наша семья, наши любимые дети.

Людмила: Дома мы говорим о наших планах, куда поедем в отпуск, что мы будем делать.

Леонид: Дома мы простые люди, а не актеры.

А ваши дети приходят в театр?

Людмила: Какое-то время назад они были вовлечены: у нас и старший сын играл в спектакле, и младший успел поработать. Но, слава Богу, они далеки от театра. С самого начала мы с мужем договорились, что наши дети не будут расти в театре.

Леонид: Пусть не повторяют моих ошибок, ведь я – театральный ребенок. С пяти лет я знал, что Деда Мороза не существует, что это актер, с которым я каждый день здороваюсь. А на фразу «Раз, два, три – елочка гори!» я сам поднимал рубильник. В детстве я был лишен волшебства.

Людмила: Но наши дети приходят смотреть наши спектакли, переживают за нас, когда у нас премьеры, поддерживают. Младший сын даже говорит остальным: дайте маме отдохнуть.

Что значит для вас любовь?

Людмила: Я отвечу не своими словами, конечно, но для меня любовь – это когда люди не друг на друга смотрят, а в одну сторону. Я надеюсь, что мы с супругом смотрим в одну сторону.

Леонид: Я согласен, это так: не только смотришь, но и идешь в одном направлении. Мы с Милой идем рука об руку, и наши интересы совпадают.

Василий и Елена Николаевы

Василий – солист оперы Чувашского государственного театра оперы и балета, Елена – директор Чувашского государственного театра юного зрителя им. Михаила Сеспеля.

Сколько вы уже вместе?

Василий: В этом году будет двадцать шесть лет.

С чего всё начиналось? Как вы познакомились?

Елена: Я педагог по образованию. На третьем курсе перевелась на заочное и приехала в деревню будущего мужа преподавать в школе. Через три месяца, в феврале, была встреча выпускников, и тогда я впервые увидела Васю. Мы познакомились, он стал каждые выходные приезжать, а уже в мае я вышла замуж.

Мой муж тоже педагог по образованию, преподаватель пения, это уж потом он переучился на вокал в ЧГУ. А вообще он виртуозный баянист, причем его путь в музыку начался с того, что в пятилетнем возрасте он сам научился играть на гармошке отца. Уже потом в Пединституте часами заучивал произведения – сначала играл дома, а потом, когда мы уставали, уходил.

Еще когда муж был студентом, его взяли солистом, тенором, в Театр оперы и балета. В моей семье все люди серьезные, артистов никогда не было. Когда я выходила замуж, мама и папа говорили: «Лена, как ты будешь с ним жить, он же артист!». И на самом деле было очень сложно. Я видела, как родители с утра уходили, в четыре дня возвращались и вечером всегда были вместе. А тут муж идет на работу утром, днем приходит, вечером опять уходит и поздно возвращается. Сначала были какие-то недопонимания. Но мы получили комнату в общежитии, где жили все артисты – и из оперного, и из кукольного, и из драмтеатра, творческая жизнь кипела! И тогда я поняла, каков ритм жизни артиста.

А как вы, Елена, оказались в сфере культуры?

Елена: Я десять лет проработала в школе. С детства была очень энергичной, активной. Жила в деревне Верхние Ачаки, где председателем колхоза был знаменитый Аркадий Павлович Айдак, и жизнь у нас там просто бурлила! У Васи, кстати, этого не было, хотя он безумно талантливый: может играть практически на всех инструментах, но в детстве у него не было особой возможности развиваться. И если б не среда, которая меня окружала, я бы, наверное, и не пришла в культуру, а меня туда прямо тянуло. Устроилась в Дом народного творчества в методический центр, который помогал районным клубам и РДК. И вот тут я себя нашла. Через год организовали Дирекцию культурных программ, и я перешла туда: начинала со специалиста, затем была начальником отдела, а потом заместителем директора. Это был очень сильный толчок для меня. А в 2010 году, когда я уже родила вторых детей (у нас старший сын, а потом двойняшки – мальчик и девочка), мне предложили возглавить Театр юного зрителя. Я сначала отказалась, потом дома обсудила с Васей, он говорит: а почему бы и нет? Он всегда удивляется мне: как ты легко берешься за всё новое. Вася много умеет, много знает, но робкий, а я наоборот как локомотив: может, чего-то не знаю и не умею, но приступаю к делу, набираю обороты, в итоге всё получается.

То есть вы таким образом дополняете друг друга?

Василий: Возможно, поэтому так долго вместе и живем.

Вы трудитесь в разных театрах. Дома обсуждаете свою работу?

Василий: Да, бывает, за чашкой чая.

Елена: На самом деле это очень помогает. Тема театра продолжается везде, где бы мы ни были. Мы делимся друг с другом событиями, анализируем и думаем, как сделать лучше. Город у нас небольшой, порой в театрах бывают одни и те же зрители, поэтому слышим отклики и там, и тут. Я сужу как руководитель, а мой муж иногда подсказывает мне как работник театра. Это очень здорово, что у нас есть такая тема для разговора.

Сколько лет вашим детям?

Василий: Старшему сыну в этом году 25, он закончил ЧГУ, сейчас получает второе высшее образование в Кооперативном институте на юридическом факультете. Младшим детям по 9 лет, они ходят во второй класс.

Елена: Я очень благодарна своему супругу: когда родились наши двойняшки, мы очень быстро вышли на работу. Он был мне опорой и во всём помогал, не говорил: это мое, а это не мое. Мы очень сплотились в это время. Родители наши уже в возрасте, не могли помогать, приходилось справляться вдвоем.

А есть у вас увлечения, не связанные с театром?

Василий: У нас хозяйство – наша дача. Если нет спектаклей, в пятницу вечером мы туда уезжаем, в воскресенье обратно.

Елена: Это не только овощи, но и цветы, так что и на даче у нас творчество. Муж очень любит играть на баяне, ни один праздник не обходится без инструмента. Очень любим путешествовать, постоянно ездим на машине на юг.

Вы ходите на все спектакли друг друга?

Елена: Да, практически всегда, когда есть время. Новые спектакли не пропускаем. У него свое видение, у меня свое, иногда расходимся во мнениях, иногда соглашаемся. Муж часто приходит к нам в театр, постоянно нам помогает – выходит в спектаклях с инструментом, репетирует с артистами.

А дети ходят на ваши спектакли?

Елена: Старший не так часто, а вот младшие дети – постоянно. Дочка ходит в театральную студию при ТЮЗе, сын тоже по выходным приходит. Все спектакли они видят первыми, до сдачи. С отцом тоже посещают театр. Для нас театр и дом – одно неделимое целое. В театре я ощущаю себя как дома, потому что здесь иногда бываешь 24 часа в сутки: то фестиваль, то спектакль поздно заканчивается, и руководитель должен быть и утром, и вечером.

То, что у вас муж в искусстве, наверное, способствовало тому, что вы пришли работать в сферу культуры?

Елена: Да, мы стали еще ближе. Утром позавтракали – разбежались, днем встретились, пообедали, вечером смотрим у него или у меня спектакли, обсуждаем, то есть всё время как-то связаны.

Обсудить на форуме