После керченской трагедии школы и садики Чебоксар закроют свои калитки

Директоров и заведующих образовательных учреждений попросили убрать личный автотранспорт с огороженных территорий, «залатать» дыры в ограждениях и просто быть внимательнее к детям.

Безопасность объектов образования обсудили в конце октября в новой СОШ № 1 в микрорайоне по ул. Гладкова. Здесь собрались директора школ, заведующие детскими садами, руководители муниципальных лагерей, учреждений допобразования, психологических центров – в общей сложности около двухсот человек. Специалисты столичного профильного управления познакомили присутствующих со стандартом обеспечения антитеррористической защищенности объектов образования. Документ разработали после известного инцидента в керченском колледже.

Проще простого

Не проведены плановые инструктажи по антитеррористической безопасности с воспитателями, учителями, сторожами, в некоторых ДОУ не соблюдается пропускной режим, журналы обхода территории и сдачи дежурства заполняются с большим опозданием – это «цветочки» среди замечаний, сделанных руководителям столичных школ и детских садов по результатам проверок, которые проходят в городе с начала учебного года.

Из «ягодок»: в НОШ № 1 по ул. Ярославской и гимназии № 46 по ул. Баумана оказались закрыты на ключ эвакуационные выходы, а вот в школы № 48 и № 54 в северо-западном районе удалось попасть без проблем – через главный вход, и посетителей не пытались остановить ни вахтер, ни охранник ЧОПа.

– Выигрывают аукционы – и некачественно предоставляют услуги. Мы работаем с ЧОП «Альфа» и практически каждый месяц меняем охранников, – сетует директор 54 школы.

– Если сотрудники частных охранных предприятий не исполняют своих обязанностей, то надо дать оценку их деятельности, – прокомментировал прокурор отдела по делам несовершеннолетних и молодежи республиканского надзорного ведомства Евгений Илларионов. Он попросил сотрудников Росгвардии, которые тоже присутствовали на мероприятии в СОШ № 1, обратить на это внимание. Напомним, Центр лицензионно-разрешительной работы – структурное подразделение Росгвардии – как раз занимается выдачей удостоверений частным охранникам.

По словам заведующего хозяйственной службой столичного упробра Александра Тарасова, сейчас решается вопрос о том, чтобы в школах работала вневедомственная охрана Росгвардии или ЧОПы, у которых есть лицензия именно на охрану объектов образования.

Попасть в 44 лицей, расположенный в новоюжном районе, тоже труда не составило.

– По итогам проверок исполняющий обязанности директора лицея (найти руководителя образовательному учреждению не могут с начала лета – авт.) освобожден от должности за то, что не справился с задачей по организации антитеррористической защищенности, – заявил на совещании начальник городского управления образования Дмитрий Захаров.

Еще один нюанс, на который обратили внимание сотрудники Росгвардии: вахтеры, как и в целом сотрудники образовательных учреждений, не знают, где находится кнопка вызова полиции.

– Если видите преступный умысел, нажимайте. 15 октября из детского сада по улице Николаева поступил звонок: похитили сотовый телефон. К счастью, на следующий день он нашелся. Но не надо звонить в полицию, терять время. Если у вас есть кнопка вызова полиции – нажимайте. Сотрудники приедут и на месте сами разберутся, – говорит врио начальника отдела вневедомственной охраны по Чебоксарам Алексей Прохоров.

Посторонним вход воспрещен

Школы и садики города закроют свои калитки от посторонних – таково требование нового антитеррористического стандарта, о котором мы говорили в начале.

«Ограждение территории должно быть целостным – без лазов и проломов, ворота – постоянно закрытыми, их следует открывать только если, например, в школу привезли продукты. Калитки детских садов должны быть закрыты в будни с 19:30 до половины седьмого утра, в праздники и выходные – круглосуточно, – рассказывает Александр Тарасов. – Что касается школ, то в осенне-зимний период калитки и ворота следует держать закрытыми с 21 часа до 6 утра, весной и летом – с 22 часов».

– Первое время вандализма не избежать. Будут ломать калитки и бить стекла. Мы через это проходили с детскими садами в начале девяностых, когда люди распивали спиртные напитки под навесами на верандах, где днем гуляли дети, – говорит начальник управления образования Захаров. – Сегодня распивать спиртные напитки на площадки детских садов не приходят. Со школами иначе: здесь и пиво пьют, и собак выгуливают.

Однако некоторые образовательные учреждения в городе расположены в местах, где обычно ходят люди, и срезать путь через территорию школы – привычное дело для частых прохожих.

– Закрывайте! Пусть люди ходят немножко побольше – это полезно для здоровья, – сказал прокурор Евгений Илларионов.

Берегись автомобиля

Личного автотранспорта на территориях образовательных учреждений тоже быть не должно. Въезд разрешен только спецтранспорту.

– Крик души – пятая гимназия, я вижу ее каждый день из своего окошка, ничего там не помогает: и ФСБ проводило эксперименты, и начальник управления ФСБ сам ругается каждый раз, когда проезжает мимо, – сетует руководитель отдела по обеспечению деятельности антитеррористической комиссии администрации главы Чувашии Евгений Терешин. – Посмотрел перед сегодняшним мероприятием: опять около школы стоит пять автомобилей. Легковых! Они явно не обеспечивают хозяйственную деятельность.

– А можно переписать номера автомобилей, которые стоят около Дворца детского и юношеского творчества? – задала вопрос из зала директор ДДюТ Елена Воробьева. – Соседи (Верховный суд? – авт.) отодвигают наши ограждения и ставят свои машины.

Замначальника отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних МВД по Чувашии Марина Конузина высказала свои наблюдения по СОШ № 19 по Эгерскому бульвару и гимназии № 46 по ул. Баумана – на их территориях тоже всегда стоят машины.

– Автомобили могут использоваться для закладки взрывных устройств. Кроме того, немало случаев, когда машины задевали детей, выезжая задним ходом, – отметила Конузина.

Директор школы № 10 по ул. Николаева сказала, что рядом с их забором паркуют свои машины посетители Лакреевского парка, сотрудники организаций, расположенных в центре города.

– Если вдруг какая-то ситуация, то ни скорая, ни пожарные – никто к нам подъехать не сможет, – говорит директор СОШ № 10 Светлана Кумалькова и просит установить знаки «Остановка и стоянка автомобилей запрещена» и «Работает эвакуатор».

Дмитрий Захаров попросил своего заместителя вместе с директорами школ проанализировать наличие таких знаков возле образовательных учреждений и призвал обращаться в дежурную часть ГИБДД, если ПДД не соблюдаются.

– Я сейчас приехал в СОШ № 1 – машины спокойно стоят вдоль дороги, хотя запрещающие знаки есть. Значит, администрация школы должна сделать звонок в ГИБДД, – сказал Захаров.

Домофон в каждую группу

Еще одна головоломка: как организовать работу детских садов, чтобы туда не могли попасть посторонние? В каждом ДОУ несколько входов – обычно у каждой группы свой.

«Если мы оставим один главный вход в детский сад, то нарушим нормы Роспотребнадзора: родители будут через все этажи ходить по группам. Если обязать воспитателя следить за входной дверью в группу, то кто будет следить за детьми?» – задавались вопросами участники совещания.

При этом в садиках, в отличие от школ, нет вахтеров и охранников, чтобы встречать посторонних.

Пока присутствующие сошлись на том, что в каждую группу нужно ставить домофон. Но и это не даст гарантии, что родители, сами того не ведая, не запустят вместе с собой опасного незнакомца.

Про отчеты и авось

– Многие специалисты по воспитательной работе не отличают профилактику терроризма от противодействия идеологии терроризма. Спрашиваю: что вы сделали по противодействию идеологии терроризма в 2018 году? Мне говорят: проводим эвакуации, инструктажи, – рассказывает руководитель отдела по обеспечению деятельности антитеррористической комиссии администрации главы Чувашии Евгений Терешин. – Да и с эвакуацией – на бумаге всё понятно. Но как только объявляем эвакуацию, начинается хаос. Слышали, что говорили пострадавшие в Керчи? Бежали по трупам, бежали, не зная куда. Никто не организовывал эвакуацию. А ведь каждый педагог должен знать, в какой эвакуационный выход он выведет своих детей. И если этот выход взорван, то знать другой.

Терешин обратил внимание, что сотовые телефоны в таких ситуациях надо отключать, а по телеканалам и соцсетям прошло видео из Керчи, где директор колледжа, стоя возле учебного заведения, звонит и рассказывает о произошедшем.

– Взрывное радиоустройство срабатывает на сотовую связь. Некоторые взрывные устройства срабатывают даже на изменение освещения, поэтому ни в коем случае нельзя включать-выключать свет в таких ситуациях, – говорит Евгений Викторович.

Еще один момент, на который обратили внимание участники совещания: многое сегодня делается просто для отчета перед вышестоящими инстанциями.

– Ядрин предоставляет мне отчет: сотрудник ПДН (по делам несовершеннолетних – авт.) провел занятие по разъяснению сущности терроризма и его общественной опасности со старшей группой ДОУ «Колокольчик». Единственный сотрудник в Ядрине по делам несовершеннолетних не нашел другого заведения, как выйти в детский сад «Колокольчик» – разъяснить опасность терроризма. Получается, в Ядрине видят общественную опасность в детском саду. Нужно приглашать сотрудников ПДН в образовательные организации, где действительно есть такая опасность, проводить беседы со старшими классами, – продолжает Евгений Терешин. – После керченского события дети давали интервью: слышали, что этот студент будет стрелять и убивать, знали, что увлекается чем-то, но никто никому ничего не сказал. Недоносительство и авось – еще один бич нашей страны.

Отсутствие государственной системы мониторинга интернета тоже сказывается на происходящем, считает сотрудник администрации главы Чувашии.

– Не педагог и не социальный работник должны вести мониторинг страниц в соцсетях. Что должен делать педагог? Слышать, видеть своих детей, интересоваться ими. Даже у мальчишек в возрасте 10-12 лет от обиды вылетает «я бы убил их». Но если мальчик ходит и говорит об этом на протяжении нескольких месяцев, то к такому ребенку надо уже особенно присматриваться, – продолжает Терешин. – Одна из наших проблем – мы не уделяем внимание тому, что в головах у наших детей. Тот же стрелок из Керчи – он не был террористом. Психологов надо занимать не бумажной работой, а обучить, как распознавать в детях этот деструктив.

И еще немного об отчетности. По словам исполняющей обязанности одного из детских садов Чебоксар, в жилом доме по проспекту Ленина в районе вокзала организовали лютеранский приход. Во дворе этого дома детский сад № 64, поблизости две школы – № 10 и № 24. А в эту религиозную организацию постоянно приходят люди, «посиделки» продолжаются до позднего вечера. В администрации Ленинского района, куда обратилась педагог, сказали, что нарушений нет: собственник сдал помещение в аренду религиозной общине. Чем они там занимаются и не нарушает ли это другие нормативы и законы, разбираться не стали.

Сотрудники правоохранительных органов, присутствовавшие на совещании, обещали передать информацию своим коллегам в Центр по противодействию экстремизму МВД по Чувашии.

***

Ну и напоследок: сейчас во всех учреждениях подключат металлорамки (там, где они есть). Росгвардию попросят передать министерству образования сведения о людях, имеющих на руках оружие. Руководители образовательных учреждений и педагоги должны знать их, полагают участники совещания.

Тем временем в школах, детсадах и других учебных заведениях Чувашии после керченского инцидента начались массовые проверки. Всё, как после мартовской трагедии в кемеровской «Зимней вишне»: пока гром не грянет…

Обсудить на форуме