Дело Ишутова: первое решение в пользу обвиняемого. Как так получилось?

13 марта суд не стал арестовывать блогера Константина Ишутова, хотя следствие утверждало, что обнаружило детскую порнографию в компьютере обвиняемого. Такое решение вызвало крайнее удивление у всех присутствующих в зале. Судья Никитин отклонял каждое ходатайство защиты, если прокурор был против, но всё же счел несостоятельными доводы обвинения. Следствие привело несколько поводов для его задержания, но сам Ишутов назвал другую причину. Договорить ему не дали, но некоторые детали он успел огласить.

Константина Ишутова задержали утром 13 марта, когда он приехал к следователю ознакомиться с результатами экспертизы его компьютера. Технику изъяли осенью, когда возбудили дело о реабилитации нацизма. 8 октября, когда Ишутову избирали меру пресечения и судья еще не вынес решение, Следственный комитет опубликовал пресс-релиз о том, что проверяет причастность задержанного к распространению детской порнографии. Спустя пять месяцев информацию подтвердили эксперты. Но Константин заявил, что готов пройти полиграф – ничего такого в его компьютере быть не может.

«Я за две недели до обыска знал, что он состоится. Мне сообщили, что мне подкинут наркотики. Я сам лично пришел примерно 16-17 сентября в СК ЧР и встретился с помощником руководителя СУСК Полтинина. Мои обращения зарегистрированы в установленном порядке. Я попросил провести обыски в этот же день, так как на следующий уезжал в район, где больше недели занимался уборкой урожая.
Я подготовился заранее, все материалы, компрометирующие руководителя Следственного комитета Чувашской Республики, руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел, прокуроров и судей, перепрятал на сервера, которые находятся за границей. Капитально весь компьютер вычистил».

Адвокат Вячеслав Медведев также обратил внимание на то, что во время изъятия компьютеров и жестких дисков никто не зафиксировал объем занятой и свободной памяти. Теоретически на них можно было что-то записать.

«Со слов Ишутова, во время обыска все системные блоки были обмотаны синей изолентой, поскольку скотча у него дома не было. А системные блоки, которые были доставлены в Самару [на экспертизу], были обмотаны скотчем. Значит, кто-то их вскрывал. Эта экспертиза будет абсолютно неуместна в рамках уголовного процесса. В век технического прогресса нас пытаются [заставить] поверить им на слово, что они туда никакой информации не вносили. Судя по пресс-релизу 8 октября, я считаю, что это было сделано умышленно».

Кроме того, экспертам не удалось установить дату записи на диск файлов с порнографическими изображениями несовершеннолетних. По словам следователя Пантелеева, их там более семисот и они распространялись через торренты в течение двух лет.

Остальные доводы следствия сводились к тому, что Ишутов нарушал меру пресечения, избранную в связи со статьей о реабилитации нацизма. Якобы 9 октября Константин получил на почте письмо от некоего Козлова из Москвы. И с 20 октября до конца декабря пользовался интернетом у себя дома, размещал публикации на сайте «Чувашия онлайн», который зарегистрирован на него (на самом деле на его отца).

Эта информация у следователя появилась от оперативников, однако сотрудники УФСИН, которые ежедневно проверяют обвиняемого, ни разу не зафиксировали факт его выхода в интернет. Кроме того, Ишутову дважды продлевали меру пресечения «Запрет на определенные виды деятельности», и ни разу следователь не заявил, что она нарушалась с первых дней. В любом случае это никак не повлияло на ход следствия.

Следователь также приводил доводы, что на клавиатуре обнаружены клетки эпителия Константина Ишутова, а значит, он выходил в интернет. Договор на оказание услуг доступа в сеть заключен на его отца, но тот якобы не умеет пользоваться компьютером, об этом было сказано во время допроса. Однако в материалах дела указано, что он неуверенный пользователь. Мать Ишутова также подтверждает, что ее муж компьютером пользуется. А трафик может идти и от IP-телевидения.

В течение всего судебного процесса Константин находился в клетке. Он просил его оттуда выпустить, так как это нарушает Европейскую конвенцию по правам человека. В ходатайстве было отказано. Перед вынесением решения Константин первым делом отдал свой бумажник матери. Судебные приставы спросили, нет ли у него ремней и шнурков. Но адвокаты тут же всех одернули: постановления о заключении под стражу еще нет.

В заключительном слове Ишутов сделал громкое заявление. Он рассказал, что вел расследование в отношении прокурора Пословского. Якобы тот совершил пьяное ДТП, которое скрыли правоохранительные органы. А сын руководителя первого отдела СУСК причастен к убийству женщины. Судья неоднократно пытался прервать его выступление, тем не менее исход процесса нам известен: меру пресечения не ужесточили. Защита не предполагает, что это положительно повлияет на будущий судебный процесс, но в любом случае, это первое решение в пользу обвиняемого.

Обсудить на форуме