Про особенных детей и усталых взрослых, или Один вечер с больничными клоунами

Будний день, город в снегу, пробки. После работы из разных районов и даже пригорода спешим в реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья, что на пр. Мира. Здесь ждут почти два десятка мальчишек и девчонок. Очень ждут…

«Мы не аниматоры»

Татьяна – юрист, живет в Новочебоксарске. Несколько раз в неделю она – Плюсик, больничный клоун. Вместе с дочкой Ритой этой осенью попала на отбор в Школу больничных клоунов, которую организовал в Чебоксарах благотворительный фонд им. Ани Чижовой. 14-летняя Рита пришла поддержать маму – а ей тоже предложили попробовать. Теперь Рита – Нюшка, или Ню. Самый юный больничный клоун, коих, кстати, по всей стране не так много.

Больничная клоунада – программа, направленная на безвозмездную помощь детям, находящимся на длительном лечении в больницах, а также в детских домах, реабилитационных центрах и других учреждениях.

– Особенность больничных клоунов в том, что мы – натуральные. Мы не аниматоры. Мы не «шпарим» по сценарию. Что происходит – мы здесь, в действии. Надо помочь – помогаем. Надо лечь – ребенок захотел тюленя, больничный клоун стал тюленем. Мы даем ребенку то, что он хочет в этот момент, – рассказывает Ирина Лапшина, директор фонда им. Ани Чижовой.

Ирина более десяти лет была единственным больничным клоуном в Чувашии. Навещала подопечных фонда – ребят с неизлечимыми заболеваниями, маленьких пациентов паллиативного отделения Городской детской клинической больницы в Чебоксарах, отделения онкогематологии в РДКБ на ул. Гладкова, сирот и оставшихся без попечения родителей. Ирина – клоун Лулу. Забавный, несуразный, в пестрых широких штанах и больших ботинках, с курочкой на голове. Она и сама мама-курочка – так называет ее команда. «Цыплят» у Ирины много – это и сотрудники фонда с волонтерами, и подопечные – целыми семьями.

– Я десять лет была без пары. У меня не было партнера. Я собирала две Школы больничных клоунов: два месяца походят – и всё, расходятся. Пока тоже непонятно, кто останется. Время покажет, кто выдержит, выстоит, кому это вообще надо. Вроде, ребята сначала и ходят, а потом начинают пропускать, потому что очень выкладываешься, отдаешь свой внутренний ресурс, время. Я про это говорю честно. Больничным клоуном не каждый может быть. В России очень мало больничных клоунов. К примеру, в Челябинске есть «Семья Пилюлькиных», в проекте около двадцати больничных клоунов. В остальных регионах по пальцам можно посчитать. В Москве Тик-Так и Шпуля, в Питере «ЛенЗдравКлоун» сейчас тоже набрали группы, но не знаю, сколько они продержатся. Пока на первом запале, конечно… А нужно все время развиваться, понимать сущность, – продолжает директор фонда им. Ани Чижовой.

Из двенадцати человек, которые пришли на отбор в Школу больничных клоунов в Чебоксарах, во второй тур прошли не все. Оставшихся ждала супервизия в режиме онлайн с Константином Седовым – первым больничным клоуном в России, педагогом клоунады с опытом работы 13 лет. Потом обучать наших ребят приезжала из Казани Екатерина Гурьева – психолог-исследователь, тренер творческих состояний, эмбодимент-коуч, больничный клоун с 2011-го и тренер школ больничной клоунады России и СНГ с 2012-го.

Так в столице Чувашии появились на свет больничные клоуны с именами Плюсик, Ню, Юла, Красотка, Груня, Ха и Шуршуля.

Про тюленя и рыцаря на железном коне

Сборы, переодевания, вопросы друг другу и маме-курочке – в гардеробе стационара реабилитационного центра непривычно шумно и многолюдно. Параллельно клоун Лулу – директор фонда им. Ани Чижовой Ирина Лапшина рассказывает нам, что в этих стенах проходят реабилитацию ребята в возрасте до 18 лет.

– Дети разные: и аутисты, и даунятки, и с ДЦП, и со сложной моторикой. Есть и беженцы. Сюда же привозят на реабилитацию воспитанников Кугесьского детского дома-интерната для умственно отсталых детей. Как правило, в стационаре находятся две недели, – объясняет Ирина.

Свои выступления больничные клоуны называют выходами. За два месяца у команды больничных клоунов из Чувашии таких выходов – более полусотни. Помимо больниц и соцучреждений клоуны навещают ребят на дому – поздравляют с днем рождения. В этот вечер мы тоже отправились к одному имениннику – 14-летнему Роме, но об этом позже.

А пока вернемся в стены реабилитационного центра на пр. Мира.

Больничных клоунов ребята начали встречать уже на лестнице, ведущей на второй этаж: шумно высыпали из своих палат. Одни радовались и бежали навстречу, кто-то неспешно – при поддержке родителей – шел или ехал на коляске сразу в холл, где должно было начаться «представление».

Устало в маленький холл на втором этаже подтягивались и взрослые – и уже через пару минут начинали улыбаться. Сперва робко, смущенно, как будто им не положено радоваться, но постепенно расслабляясь и смелея. И вот уже «девочка Наташа» – женщина в синем халате и с седыми волосами – читает рэп вместе с клоуном Лулу.

Мальчишки и девчонки всех возрастов и с самыми разными особенностями здоровья обступили больничных клоунов. Вместе играли в змейку, отгадывали загадки, пускали мыльные пузыри, пели песни и танцевали.

Больничные клоуны практически всех ребят помнят по именам.

– О, этого пацана я знаю! Его зовут как-то на букву «С»… Сосиска? Сарделька? Сережа! – и мальчик в коляске, который только что недоверчиво смотрел на «незваных гостей», начинает расплываться в улыбке.

Другой мальчишка – с ходунками – стал в глазах клоунов храбрым рыцарем на своем железном коне.

Девочка в красной футболе – озорная, улыбчивая, шумная – захотела побыть тюленем. Они даже показали совместный цирковой номер с клоуном Плюсиком!

– У Плюсика – хорошая растяжка, она рабочая лошадка. Когда показываем «трюк» – Плюсик бывает каким-нибудь животным. Клоун Красотка выручает нас песнями. Клоун Груня – это звезда, с ним все хотят работать в паре, – рассказала потом «за кулисами» директор благотворительного фонда им. Ани Чижовой.

Учитель, юрист, инженер и школьница

Пришло время со всеми познакомиться, хотя о некоторых больничных клоунах мы вам уже немного рассказали.

Лулу – романтичная натура с курицей на голове.

«Курица дает круглые яйца, и я круглая», – улыбается Ирина Лапшина и жонглирует желтыми теннисными мячиками.

Плюсика называют самым серьезным человеком среди больничных клоунов. Как мы уже писали выше, Татьяна – юрист. Знакомство с деятельностью фонда случилось через автоволонтерство: надо было помочь перевезти детей – и Татьяна откликнулась.

«Потом с дочкой стали волонтерами фонда. А позже увидели объявление о наборе в Школу больничных клоунов. Я сомневалась, но Рита сказала: надо пробовать, – вспоминает Татьяна. – Почему Плюсик? Где я, там всегда хорошо, там везде плюс».

Дочка Татьяны – Рита – тоже втянулась в Школу больничных клоунов, хотя и принимали только совершеннолетних. Она учится в восьмом классе новочебоксарской СОШ № 13, занимается панкратионом. Клоун Нюшка, или Ню в лице школьницы Риты – на первый взгляд скромная, но на самом деле – очень бойкая. Ню прекрасно ладит с подопечными подросткового возраста.

Дети души не чают и в клоуне Красотке. Дарья Анатольевна – учитель начальных классов в чебоксарской школе № 11.

«Я работала в разных местах, в том числе на руководящих должностях. После декрета решила исполнить свою мечту… Думала, что на пенсии буду работать учителем в школе – вот раньше получилось. Потом еще прошла обучение на инструктора детских и подростковых антистрессовых лидерских программ», – рассказывает Красотка.

Про нее говорят: вся такая красивая и воздушная, но при этом со стержнем и с шипами.

«А я не могу сидеть на месте, кручусь-верчусь – и мне это нравится. Я всегда стеснялась этого, а сейчас несу в мир», – рассказывает про себя клоун Юла.

Кстати, Юлой Елену называли в детстве – отсюда и «сценический» псевдоним.

Елена и правда из тех людей, кто все успевает: днем работает инженером на «Эларе», в выходные выступает в «Майленьком театре» в Чебоксарах в спектаклях режиссера Виктора Евлампиева.

«Мне интересно здесь, коллектив очень нравится. Все такие разные, веселые. Хочется приходить. Здесь учишься над собой расти. Очень много знаний дается тебе в этом – что ты можешь помогать, быть полезным. И от этого уверенности внутри больше становится», – говорит Елена.

Клоун Груня – само очарование и любимчик не только детей, но и своих коллег. Григорию – так Грунечку зовут, что называется, в миру – 23 года, он специалист по фандрайзингу в фонде им. Ани Чижовой. У него образ физика, сумасшедшего учителя, говорит про него руководитель фонда.

«В больницах врачи уже узнают, – смеется Григорий. – Пришел делать санкнижку, говорят: «Ой, вы же больничный клоун!».

Еще есть клоуны Шуршуля и Ха, но в этот вечер их с нами не было.

«Если из всех из них хотя бы один останется – это уже победа. Это вообще победа!» – говорит директор благотворительного фонда, которая более десяти лет была единственным больничным клоуном в Чувашии.

Ирина Лапшина отметила: происходящее сегодня – только начало, непременно нужно развиваться, двигаться, расти.

«Клоун все время это должен делать – по системе Енгибарова (советский клоун-мим, выступавший в амплуа «грустный клоун» – авт.), по системе Никулина (советский и российский артист цирка, цирковой режиссер, киноактер, телеведущий авт.), по системе Карандаша (советский артист цирка и киноактер – авт.). Мы будем учиться дальше. Нам обязательно нужна притирка друг с другом. Мы пробуем, пытаемся понять, с кем в паре нам будет комфортнее. Есть универсальные люди, к которым пристанешь – и всё. А есть такие, к которым нужен подход, и этот подход – он очень тонкий, но это классно. Потому что именно такие люди как раз и творят, они делают такие шедевральные вещи! Вроде бы, казалось бы, одно слово сказал – а как метко», – продолжает директор фонда.

В клоунаде есть рыжий и белый клоуны – и дело не в цвете волос или костюма. Они отличаются темпераментом, характером и харизмой. Как правило, рыжий клоун – непосредственный, легкомысленный и простой, попадает во всякие курьезные ситуации, смеется над собой и случаями, произошедшими с другими. Белый клоун печален, крайне не любит попадать впросак, ему нравится учить других.

Про улыбки на ИВЛ

«Основное для клоуна – не выдохнуться самому и дать всем ресурс. И мы свой ресурс тоже должны беречь. Когда детей много, а помещение маленькое – как сегодня, это сложно. Надо, чтобы каждый получил удовольствие. Поэтому я порой останавливала, успокаивала, когда ор стоял», – говорит Ирина Лапшина на разборе после выхода клоунов в реабилитационном центре для детей и подростков.

Изначально планировалось, что больничные клоуны в парах навестят маленьких пациентов в палатах, но все уже высыпали в коридор – и отправлять их обратно было бы некрасиво.

«Практически всё приходится придумывать на ходу. Конфузы тоже бывают. Например, недавно в отделении онкогематологии РДКБ: пацан после цитопении (синдром, когда у человека наблюдается дефицит одного или нескольких видов клеток крови – авт.), он уже взрослый, ему плохо, но он хочет, чтобы с ним поговорили. Мы постучались, спрашиваем: можно? А он в принципе готов, но у него не хватает сил. И ему просто нужно дать ресурс. И мы начинаем с ним работать. Он улыбается. Сначала обманывает нас, как его зовут. Потом он уже начинает доверять, говорит настоящее имя. Мы исходим из его состояния. Мы всегда подстраиваемся под состояние детей. Это очень важно», – продолжает больничный клоун Лулу.

В отделении онкогематологии Лулу, Красотка, Юла и Ха научили ребят играть в «Шляпу» и в «Крокодила».

В паллиативном отделении ГДКБ на пр. Тракторостроителей маленькие пациенты просто меняются на глазах при виде больничных клоунов, рассказывает команда. Улыбаются даже дети, подключенные к ИВЛ. Расцветают уставшие и замученные мамы.

«Когда ты заходишь – и видишь улыбку ребенка, понимаешь, ЧТО ты делаешь!.. Ребенок под кислородной маской в паллиативном отделении, мама не видела, чтоб он улыбался – и тут он УЛЫБАЕТСЯ тебе! Или если попросит стакан воды или молока, когда он от всего отказывался – это будет победа, потому что человек идет на восстановление. Это шаг вперед – пусть на своем минимальном уровне», – говорит Ирина и вспоминает мальчика Даниила, который любит рэп. Больничные клоуны ему «зачитали», и Даниил начал улыбаться и качать головой в такт – даже в кислородной маске.

В каждой больнице, в каждом учреждении – по-разному. И дети разные, отмечают клоуны. Бывают и агрессивные – не все добрые. И в таких ситуациях тоже нужно найти свой подход. Иногда такого ребенка достаточно просто обнять – и он оттает.

Проект «Больничная клоунада» на радость детям: служба больничных клоунов в Чувашии» реализуется благодаря гранту в форме субсидии на развитие гражданского общества от Минэкономразвития республики.

Про театр и внутренний ресурс

Больничные клоуны навещают маленьких пациентов в основном в выходные или по вечерам – после рабочего дня. Возвращаются домой порой – ближе к полуночи. И в таком ритме очень важно суметь сохранить или восполнить свой внутренний ресурс.

У каждого – свой способ. Елена любит слушать музыку. Ирина призналась, что, если позволяет здоровье, то для нее счастье – окунуться в святые источники. Кто-то предпочитает тишину, лес и лыжи. А еще вся команда любит вместе выбраться в театр.

«Вот нам Лена (клоун Юла – авт.) всегда такие серьезные спектакли «подгоняет» – «Гамлета», «Антигону» – по два с половиной часа. Трагедия на сцене всех убивает, а ты такой сидишь и релаксируешь», – смеется команда.

И, конечно, большую эмоциональную отдачу больничные клоуны получают от маленьких пациентов и их родителей.

«Когда мы приходим в палату, дети иногда, бывает, спят. Но родители нам так рады! Мы даже просто обнимемся, поговорим, пошутим… Мамы говорят: здорово, что пришли, спасибо. Когда человек постоянно в такой среде – хочется какой-то радости. У нас клоун Ха немного играет на дудочке – он поиграть может», – рассказывает Юла уже в машине, по пути домой к одному из подопечных фонда – 14-летнему Роме.

Тепло внутри

«Вот в субботу мы в онкогематологию пошли, в воскресенье поехали в Кугесьский дом-интернат для умственно отсталых детей – нас не пустили, дети пока болеют. И мы поехали в реабилитационный центр на пр. Мира. А вечером – домой к одному из подопечных фонда, поздравлять с днем рождения. Сергей – муж Ирины (директора фонда – авт.) – нас возит, и это колоссальная поддержка. Ты видишь, что Сергей и Ирина делают для всех этих детей – и тянешься к этому тоже. Эта семья очень многому учит всех нас», – продолжает клоун Юла, пока едем в Солнечный.

К Роме Зайцеву, который вместе с мамой и сестренкой Дашей живет на ул. Таллерова, мы добрались уже в девятом часу вечера. В этот день мальчику исполнилось 14 – возраст, когда получают паспорт.

Предварительно созвонились: еще не спят, торт есть – брать не нужно, приходите!

Что мы знали об имениннике? Любит слушать музыку. Не разговаривает, не ходит, но всё понимает.

14 раз задували свечи – и каждый раз вместе с родными, навестившими мальчишку в его праздник, говорили новые пожелания. Желали здоровья и верных друзей, хорошего настроения и веселых песен. Все вместе зажгли под популярную нынче «Малиновую ладу» и спели «Каравай», отжимались от стенки с дядей Васей и пускали мыльные пузыри с озорными Дашей и Аней. А Рому даже подняли 14 раз – пусть и в специальной коляске.

«Иногда всё бывает настолько трогательно, что слезы подступают, – делится клоун Юла уже когда выезжаем из Солнечного. – Недавно ездили поздравлять девочку Киру с 7-летием. Она очень любит примерять шляпы. И к ней заглянула мастерица шляпочных дел – мексиканка Ачучело Мучачо Юла. Сделали дефиле со шляпками. Сразу нашли общий язык. До сих пор так тепло внутри».

Вот и мы в тот поздний вечер – уставшие, но согретые теплом улыбок, светящиеся счастьем – отправились по домам: нести этот свет в свои семьи. Пусть больше будет таких огонечков вокруг! Держите – и передайте дальше! 🙂

Обсудить на форуме