Станиславский.com — третий театр Антона Савельева

В начале ноября в Чебоксарах открылся новый театр под необычным названием Станиславский.com. Располагается он на втором этаже Первой площадки. Нам пришлось немного поплутать – вывески пока нет. Идейным вдохновителем, руководителем и главным режиссером является Антон Савельев. Многие его знают и помнят по спектаклям, которые он ставил сначала в Камерном театре, а затем в Чебоксарском художественном театре. Теперь у него новый театр, уже третий. Мы встретились с Антоном и задали ему несколько вопросов.

Расскажите, пожалуйста, про ваш театр.

Станиславский.com – это в первую очередь наша труппа: творческий коллектив, административный цех и спектакли, которые мы ставим.

Видимо, я такой неугомонный человек: мне было интересно театральное пространство как таковое. Захотелось поиграть с этим пространством – так, чтобы не было постоянной привязки к сцене, к зрительному залу, чтобы играть можно было везде, чтобы всё пространство было задействовано. Площадка позволяет это сделать. Я думаю, что в течение полугода, по мере того как мы будем здесь работать, давать спектакли, слушать это пространство, как оно себя ведет, будем выпускать более интересные спектакли.

Почему Станиславский.com?

Все были против (смеется). Я взял на себя роль диктатора. Ребята, наверное, сначала меня не поняли.

Театр – это цеховое дело. Каждый театральный режиссер учился у какого-то мастера, тот – у своего. Я в четвертом поколении ученик Станиславского: мой мастер учился у его ученика. По мере того как я становлюсь более зрелым и опытным режиссером, осознаю, что хочу продолжать свое дело, основываясь на понимании творчества Константина Сергеевича. Это не значит, что мы останемся в начале ХХ века, – нет, мы всё творчески переосмысливаем. Но если говорить о стержне, то у нас в основе Станиславский. Бернар Шартрский сказал в XII веке: «Все мы карлики, забравшиеся на плечи гигантов», и за счет этого становимся лучше. Все мы стоим на плечах предшественников.

Какой у вас актерский состав?

Главное в человеке – не дипломы, а талант. Если человек талантлив, то безусловно я буду с ним работать. Конечно, у нас есть артисты с регалиями, но это не главный критерий отбора. Как в старом советском анекдоте: «В театр требуется один народный артист, два заслуженных и три талантливых».

Сколько человек задействовано в театре?

У нас сетевая структура, мы работаем со многими людьми, которые не только играют, но и помогают чем могут. В труппе четырнадцать человек, с которыми я постоянно работаю. А кроме них, наверное, еще человек сто. Это круг нашего производства, нашего творчества. Каждый вкладывает свой труд, свой пот, свои слезы, свое время. И каждый спектакль не похож на предыдущий, даже если он один и тот же. Потому что каждый раз – разный зал, актер бывает в разном состоянии, то есть театр – это искусство подлинника, которое возникает здесь и сейчас.

Если у вас так много человек трудится, то как вы им платите зарплату? Ведь сейчас много на билетах не заработаешь. На энтузиазме всё держится?

Когда я только открывал театральное агентство, вопрос денег для меня был самым важным. Потому что все крутили пальцем у виска и говорили: ты с ума сошел? ты никогда не заработаешь денег на искусстве. И долгое время – почти десять лет – я пытался доказать, что можно заработать. И ЧХТ, и Камерный театр в процессе запуска были очень коммерчески успешными. А сейчас я успокоился и думаю, что всё доказал: искусство может окупать себя, не тащить народные деньги из карманов налогоплательщиков. Это честное искусство: зритель пришел, заплатил за билет, на эти деньги раздали зарплату, выпустили новый спектакль.

Но сейчас у меня другие задачи. Я хочу выстроить такой театр, чтобы можно было подумать об искусстве вперед коммерции.

Это вы, а ваши актеры?

Давайте послушаем нашего молодого режиссера Ивана Лукина. Я всегда поддерживаю молодых режиссеров, потому что им некуда податься. Уверен, что если бы Иван здесь был только ради денег, он бы у нас не задержался.

Иван Лукин: Я здесь реализовываю свои творческие планы, потому что если мы идем в искусство ради денег – мне кажется, что это уже не искусство.

А есть вы что будете?

Иван Лукин: На самом деле все актеры, которые тут трудятся, имеют свой заработок на другом месте работы. Здесь есть врачи, банковские работники. Здесь у них некая вторая жизнь, так сказать, для души.

Антон, это у вас третий по счету театр. Как так вышло?

Выйду на пенсию, напишу книгу «Путь в театр – путь потерь», где всем сестрам раздам по серьгам. (смеется) Когда я строил театр, каждый раз вкладывал все свои силы, возможности, душу. И каждый раз я этот театр терял. То есть мы начинали успешно – и на пике успеха для меня происходила потеря театра. Начинался новый путь. Но каждый раз, теряя стены, я приобретал людей. В Камерном наша труппа была из пяти человек, плюс я и моя жена. В ЧХТ нас стало уже шестнадцать. Сейчас нас около тридцати. Таким образом, мы теряем помещение, деньги, которые были вложены в проект, но растем коллективом и творчеством.

Сколько времени у вас ушло на создание театра Станиславский.com?

Рекордных два месяца. В сентябре я окончательно понял, что в старом помещении ничего не получится, нет возможности найти компромисс и договориться. И мы стали активно искать площадку, где сможем воплотить наши самые смелые планы. А уже в начале ноября выпустили премьеру. За эти два месяца мы построили театр, оборудовали его и еще умудрились поставить достаточно большой спектакль. Это был героический подвиг со стороны ребят.

Кто вам помогал? Кто выступил инвестором?

Сейчас инвесторов нет. В конце концов я пришел к пониманию, что самый простой способ избежать конфликтов – полностью взять на себя финансовую ответственность. Но, как всегда бывает, люди помогают. Когда в октябре я понял, что нам не хватает денег, ко мне стали подходить люди. Кто просто денег даст: мол, ребят, вам сейчас надо, получится отдать – замечательно, не сможете – не отдавайте. Кто свет нам в кредит отпустил, кто помог по металлу. Я иначе, чем божьим провидением, не могу это назвать, потому что деньги приходили оттуда, откуда мы их не ждали.

Что будет со спектаклями из вашего прошлого репертуара?

Самая больная тема. Мы вынуждены восстанавливать прежние спектакли, но, к сожалению, не можем забрать декорации из старого помещения: по ним идет спор, и, скорее всего, мы их потеряли. Всё приходится восстанавливать с нуля. У нас задача за три месяца поставить новое, восстановить старое. За это время станет понятно, куда катится мир и театр.

Наверное, есть плюсы в том, что сейчас театр может принять мало зрителей?

Мы учимся, стараемся понять, как работать с залом. Я пытаюсь с каждым из зрителей найти контакт, получить отклик. Когда в театре 60-70 человек, это гораздо проще. Играли «Полет над гнездом кукушки», и я видел, как половина зала плачет, и это такие светлые слезы. Вижу – работает!

С другой стороны, из-за того, что зал может вместить мало зрителей, на премьеру не было билетов. Вот как к вам попасть?

Заранее. Звонить, покупать билеты – так точно можно попасть. Мы сейчас пытаемся формировать репертуар на месяц. Но, увы, приходилось отказывать и говорить, что мест нет.

Хотя мы потеряли огромное количество зрителей – многие не знают, что мы теперь здесь.

То есть через месяц у вас будет вывеска?

Я очень на это надеюсь. По мере того как мы сможем зарабатывать, сможем и вкладывать. Хотя есть вещи важнее, чем вывеска: доделать фойе, оборудование по звуку. Сейчас к нам идут зрители, которые нас знают, неслучайные. Мы отыграли десять спектаклей с аншлагом, и я чувствую, что зал здесь другой.

Сколько вы планируете играть спектаклей в неделю?

Три.

А в остальное время в помещении будут репетиции? Не хотите использовать пространство в других целях?

Да, здесь будут репетиции, занятия в актерской школе. Под какие-то перформансы и творческие или музыкальные проекты можем использовать. Я не делаю ставку на то, чтобы сдавать театр в аренду. Если вдруг возникнет – хорошо, если не будет – тоже ничего страшного. Всё-таки мне хочется живого пространства, чтобы это не превратилось в очередную сдачу кресел в аренду.

Обсудить на форуме