Археологическая романтика: репортаж с раскопок в Яльчикском районе

С 4 по 18 июля Чувашская археологическая экспедиция Института гуманитарных наук совместно с Институтом археологии им. А. Х. Халикова АН Республики Татарстан во второй раз проводила раскопки Большетаябинского городища в Яльчикском районе. О том, как они прошли, рассказала один из руководителей экспедиции ведущий научный сотрудник исторического направления ЧГИГН, кандидат исторических наук Наталия Березина.

Городище и его история

Это город волжских булгар, которые жили здесь на протяжении двухсот-трехсот лет. Изначально это было небольшое поселение, обнесенное рвом. Скорее всего, с одной стороны его защищали вал и частокол, и всё это создавало мощные оборонительные сооружения. Потом площадь города расширилась, жители засыпали ров и обнесли валами большие территории.  Сейчас мы знаем, что в самом широком виде город занимал 26 гектаров, то есть по площади он относится к средним городам Волжской Булгарии.

Большетаябинское городище является самым крупным (26 га) и наиболее известным памятником археологии в Чувашии. Относится к городам Волжской Булгарии XI-XIII вв. Это самый северо-западный укрепленный пункт булгар на границе с мордовскими землями. За прошедшие годы (экспедиции А. П. Смирнова 1948 г., Г. А. Федорова-Давыдова 1957 г., В. Ф. и Б. В. Каховских 1984 г., 1992 г.) на памятнике вскрыто около 1200 кв. м, изучены остатки общественной кирпичной бани, мастерской по производству керамики, кузница, оборонительные валы с деревянными стенами, жилые и хозяйственные постройки, могильник.

Город возник до начала татаро-монгольского нашествия, и пока здесь не встречались находки золотоордынского времени, то есть второй половины XIII века. 

«Мы не знаем последних страниц истории этого города: то ли его завоевали, то ли жители организованно ушли – скорее всего, в начале XIII века. Потом здесь никто не жил, почти двести лет на этом месте было дикое поле. Территория пришла в запустение из-за набегов кочевых племен – нагайцев, половцев, которые выжигали все посевы, грабили, население ушло отсюда в северные лесные районы. После вхождения в состав Российского государства стали строить защиту от кочевников – так называемые засечные черты, и люди стали возвращаться».

Когда в конце XVI века сюда пришли чуваши, они видели это место, называли его «хула» – то есть знали, что это был город. Более того, они считали это место священным: в верхних слоях этого рва нашли следы Киреметя – монеты, кости животных. То есть, видимо, этот ров они использовали в качестве священной площадки. Монеты датируются серединой XVIII – 60-ми годами XIX века: как минимум в течение ста лет здесь проводили священнодействия.

А сами валы использовали в качестве так называемых земляных ворот. В годы эпидемий или каких-то сложных событий через них прогоняли через скот, как бы очищали животных от болезней.

С середины XIX века городищем заинтересовались ученые. Появились публикации в научной литературе: чувашская интеллигенция, краеведы пытались описывать этот город. Первые раскопки проводились в 1948 году, сразу после Великой Отечественной войны. Московские археологи под руководством Алексея Петровича Смирнова совместно с Институтом гуманитарных наук (тогда он назывался НИИ языка, литературы и истории) выехали в Яльчикский район на экспедицию.

«Связать население Большой Таябы с жителями городища мы не можем: вернулись ли они на свои земли или пришли осваивать новую территорию – это открытый вопрос. Помочь в его решении могут археологические раскопки: о том, что чуваши произошли от булгар, известно на основе лингвистических исследований. В этом году мы раскопали около ста квадратных метров, а здесь 26 гектар. То есть работы хватит почти на триста лет и на пятнадцать поколений археологов».

Кто здесь жил?

На этой территории проживали волжские булгары, но не только они, поскольку Волжская Булгария была политическим союзом разных племен и народов.

«По находкам мы видим разный этнический состав населения: кроме самих булгар, тут были и угры (предки современных венгров, и не только), возможно, и мордва – есть схожая керамика».

Жившие здесь люди должны были где-то хоронить умерших. Один могильник сейчас уже откопали, но, вероятно, их было несколько, поскольку найденный – небольшой по площади. Захоронение совершалось по мусульманскому обряду: нет никакого инвентаря, человек похоронен с поворотом лица на юг и в соответствующей позе – полубоком. Известно, что в Х веке волжские булгары приняли ислам, по крайней мере часть населения, и могильник отражает этот этап существования Волжской Булгарии.

«Соотнести место упокоения с количеством людей очень сложно. Прямо сейчас мы не скажем, сколько тысяч человек здесь жили. Но есть специальные методики подсчета населения по площади». 

О том, что город был немаленький, свидетельствуют стоявшие здесь каменные здания. Археологи-предшественники раскопали основание кирпичной бани: это была общественная баня по типу хамама, с подпольной системой отопления. А в прошлом году заложили небольшой раскоп в центре города и выявили там кузнечную мастерскую, где изготовлялись небольшие изделия – может быть, кольчуги, ременная гарнитура, наконечники стрел.

Наверняка на территории есть еще не выявленные кирпичные здания – ведь сейчас изучено менее одного процента города!

Находки и артефакты

Самые массовые находки на этом городище – глиняная посуда, которая легко билась, ее, видимо, изготовляли в большом количестве. В прошлом году из четырех раскопов по площади меньше двухсот квадратных метров собрали 20 тысяч единиц находок. 

В этом году еще не считали, но тоже немало: кроме керамической посуды, это железные изделия, металлические наконечники стрел, ножи, детали замков, ключей, накладки на ремни, чеснок (заграждения, которые использовались против конницы). Есть бронзовые украшения, серебряные перстни. Неожиданно много стекла – рюмки, кубки, вазы, часть из которых завезена с территории Закавказья, Ирана, Ближнего Востока. Есть привозная глиняная керамика с территории Азербайджана, Византии. Нашли необработанные кусочки янтаря (по исследованиям других городов Волжской Булгарии известно, что ювелиры часто его использовали) и точеные сердоликовые бусины.

«Встречаются черепа собак – это такие жертвенные закладки. Мы знаем, что у тюркских народов волк и собака являются реликтовыми, тотемными, священными животными. Можно только догадываться об этой закладке: возможно, с целью охраны или это жертва каким-то богам. Но это точно ритуальная закладка: здесь не целая собака, а только ее голова».

«Изучая материальный мир, мы иногда натыкаемся на религиозные объекты, и их интерпретация всегда сложна, но это расширяет наши знания об этих людях. Не просто о том, что они ели, производили, как жили, с кем торговали, но и что думали о себе, как представляли устройство мира. Это самое интересное, но и самое сложное».

Много находок, свидетельствующих о металлургической деятельности жителей. Это крица – первичный сплав железа: железную руду складывали в кучи, перемешивали с углем, закрывали глиняной оболочкой и поджигали. Температуры не хватало для окончательной переплавки, крицу собирали и потом переплавляли в нормальное железо. Волжские булгары владели технологией плавки чугуна, стали. А это шлак – кварц переплавляется в породе и получаются такие остекленевшие кусочки. Это всё достали из рва, а значит, где-то рядом был металлургический горн.

Археологи научились по керамике различать разные культуры и понимать, какие люди здесь жили. Даже на первый взгляд по фрагментам керамики видно, что она разная. Красная – это гончарная, изготовленная на круге профессиональными мастерами, с хорошим обжигом в горне. Серая керамика – из группы приуральского угорского компонента, условно относится к предкам венгров. 

А этому фрагменту четыре тысячи лет – из эпохи бронзы. Отличается формой, материалом, орнаментом. Такая керамика должна быть в самом нижнем слое, но пришли булгары, поселились на месте прежних народов и, копая погреб или яму, могли поднять наверх остатки предыдущей культуры.

«Для археологов важны не сами предметы, а контекст. Например, мне принесут монету с этого городища, я пойму, что она XIX века, и всё. А если мы достаем ее из слоя, видим, как она соотносится с другими вещами, и делаем выводы, что тут было святилище, здесь горели костры, варили жертвенную еду, и эта монета была принесена в жертву. Сразу возникает картина.
Поэтому мы боремся с черными копателями, всё городище покрыто закапушками. Это наша беда. В Чувашии очень много монетных святилищ, и Киремети являются объектом разграблений. Меня огорчает, что черные копатели обворовывают нашу историю: вытаскивая металл, они делают памятник безметалловым. И при раскопках будет напрашиваться вывод, что чуваши не знали ни железа, ни монет, а жили только с глиняными горшками и деревянными изделиями».

Другие раскопки

Кроме сотрудников Чувашского института гуманитарных наук и Татарского институт археологии им. А. Х. Халикова, в экспедиции участвовали волонтеры. В лагере проживало мало человек, но каждый день приходили учителя и школьники Яльчикского района – мальчики и мужчины копали, девочки мыли находки. Кроме того, благодаря записи во Вконтакте, были и просто интересующиеся.

«Волонтеры приезжали практически каждый день, кто-то оставался на ночь. Приезжали даже две девушки, которые днем с нами работали, а вечером развлекали нас и играли на гуслях. Были два волонтера-школьника из Чебоксар, которых привезли родители и оставили на ночь – для них это такая походная романтика».

Радует, что в этом году правительство Чувашии выделило пусть небольшие деньги – 200 тысяч рублей, но они стали существенным подспорьем. В следующем году есть планы приехать в Большую Таябу вновь. Место, где копали, законсервировано (то есть засыпано землей).

Это не самое древнее городище на территории Чувашии: есть еще городища раннего железного века, которые на тысячу лет старше. Но если говорить о средневековье, то здесь самые старые каменные здания. 

Самые древние укрепленные поселения, возникли в конце эпохи бронзы и в начале раннего железного века. Это городища, связанные с ананьинской археологической культурой (примерно VII век до нашей эры). В Чувашии около сотни таких городищ – городов-крепостей.

Ананьинская культура – археологическая культура конца IX-III вв. до н. э., распространена на территории Среднего Поволжья (от реки Ветлуги до Ульяновска) и в бассейне реки Камы. Название дано по первому открытому могильнику у села Ананьино близ Елабуги (Татарстан), раскопанному П. В. Алабиным и И. В. Шишкиным в 1858 году

Также в южной части Чувашии есть городища, связанные с так называемой именьковской культурой. Они находятся в Алатырском и Порецком районах.

Именьковская культура – раннесредневековая археологическая культура IV-VII веков, расположенная на территории Среднего Поволжья (Самарская область, Татарстан, Ульяновская область). Многие исследователи видят в именьковской культуре праславян. Свое название культура получила по первому наиболее полно изученному городищу у села Именьково Лаишевского района Татарстана.

У секции археологии исторического направления Института гуманитарных наук лето – самая горячая пора. До Большетаябинского городища вместе со студентами ЧГУ раскапывали Тигашевское городище в Батыревском районе, а с 1 августа новая экспедиция: запланирован выезд на две недели в поселок Сара Сурского района Ульяновской области. Здесь будут проводиться раскопки уникального археологического объекта – селища Сара-1 именьковской культуры IV-V вв. н.э. Присоединиться приглашают всех желающих.

Обсудить на форуме